Philatelia.Ru
RussianEnglish
Авторский проект Дмитрия Карасюка

Philatelia.Ru / Фрагменты Российской истории / Сюжеты /

Справочник «Сюжеты»

Дежнёв Семён Иванович
(около 1605—1673)

Дежнёв Семён Иванович (около 1605—1673)

Якутский казак, первый из европейских мореплавателей, за 80 лет до Витуса Беринга открывший пролив, отделяющий Азию от Америки. Родился около 1605 в Устюге Великом, по другим данным — в Пинежской волости (ныне Пинежский район Архангельской области). Первые сведения о нём относятся к началу его казачьей службы в Тобольске, откуда он перешёл в Енисейск, а затем его направили в Якутский острог (1638), только что основанный рядом с ещё непокорёнными племенами туземцев. Вероятно, хорошо говорил по-якутски, однако совсем не разумел грамоту. В 1639—1640 участвовал в нескольких походах на реки бассейна Лены для сбора ясака, на реки Татта и Амга (левые притоки Алдана) и на нижний Вилюй, в район Средневилюйска, объясачивая аборигенов и воюя с непокорным местным князьком Сахеем. В 1640—1641 служил на Яне в отряде Д. М. Зыряна (Михайлова), ездил мирить батурских и мегинских якутов, поскольку царская администрация в целях ycпешного сбора ясака решительно пресекала племенные раздоры. В 1641 Зырян двинулся на Алазею, а Дежнев с отрядом в 13 человек отослал с «соболиной казной» в Якутск. По дороге Дежнев был ранен стрелой во время схватки с 40 эвенами. Зимой 1641—1642 вместе с М. В. Стадухиным был послан для сбора ясака на верховья Индигирки, реку Оймякон, перешёл на реку Мома (правый приток Индигирки), а в начале лета 1643 спустился на коче по Индигирке до её низовьев.

Осенью Стадухин и Дежнев перешли морем к реке Алазея и там соединились с Д. М. Зыряном для дальнейшего морского похода на Колыму (осень 1643). Дежнев, видимо, принимал участие в постройке Нижнеколымска, где прожил три года. В 1646 Стадухин и Зырян с ясаком и половиной людей отправились в Якутск, оставив в Колымском острожке Дежнева и 18 человек. Зырян с дороги вернулся обратно, а Дежневу пришлось отразить нападение более 500 юкагиров, стремившихся уничтожить немногочисленный гарнизон острожка.

До Нижнеколымска доходили слухи о богатой соболями «захребетной реке Погыче» (Анадырь). В 1646 мезенец И. Игнатьев совершил первое плавание по Ледовитому океану на восток от устья реки Колыма и привёз в Нижнеколымск рыбий зуб (моржовую кость). Когда Игнатьев вернулся с такими известиями, нижнеколымцев начало «лихорадить». В 1647 за этим товаром была послана новая партия промышленников, к которой правительственный приказчик острога сын боярский В. Власьев присоединил и Дежнева по его личной просьбе: он должен был собирать пошлины с добычи и попутно объясачивать туземцев; он обещал представить «государю прибыли на новой реке на Анадыре» 280 соболиных шкурок. В состав партии входили 63 промышленника. 4 коча во главе с Алексеевым вышли летом 1647 из Колымы в море. Неизвестно, как далеко они продвинулись на восток, но их постигла неудача — из-за тяжёлых ледовых условий — и в то же лето они ни с чем вернулись в Нижнеколымск. Неудача не сломила Алексеева, и он приступил к организации новой экспедиции; Дежнев снова подал просьбу о назначении его ответственным сборщиком ясака. У него появился соперник — якутский казак Г. Анкидинов, обещавший сдать в казну те же 280 соболей, но совершить государеву службу «своим животом [средствами], судном и оружием, порохом и всякими заводы». Взбешённый Дежнев предложил тогда сдать 290 соболей и обвинил Анкудинова, будто тот «прибрал к себе воровских людей человек с тридцать, и хотят они торговых и промышленных людей побивать, которые со мною идут на ту новую реку, и животы их грабить, иноземцев хотят побивать же...». Представители колымской власти утвердили Дежнева, но, вероятно, не препятствовали и Анкидинову со своими «воровскими людьми» и кочем присоединиться к экспедиции. Не возражал против этого и Алексеев, снарядивший 6 кочей и не менее, чем Дежнев, заинтересованный в успехе предприятия.

20 июня 1648 из Колымы вышли в море и повернули на восток 7 кочей (7-й принадлежал Анкидинову), на всех было 90 человек. Дежнёв и Попов помещались на различных судах. В проливе (Лонга), возможно у мыса Биллингса, во время бури разбились о льды два коча. Люди с них высадились на берег, часть была убита коряками, остальные, вероятно, погибли от голода. На пяти оставшихся судах Дежнев и Алексеев продолжили плавание на восток. Вероятно, в августе мореходы оказались уже в проливе, отделяющем Азию от Сев. Америки, который уже в XVIII веке английский мореплаватель Джеймс Кук назвал Беринговым. Где-то в проливе коч Анкудинова разбился, но люди спаслись и перешли на оставшиеся четыре судна. 20 сентября у мыса Чукотский, а может быть, уже в районе залива Креста, по показаниям Дежнёва, «на пристанище [в гавани] чукочьи люди» ранили в стычке Алексеева, а через несколько дней - около 1 октября - «того Федота со мною, Семейкою, на море разнесло без вести».

Таким образом, четыре коча, обогнув северо-восточный выступ Азии — мыс, который теперь носит имя Дежнёва, — впервые в истории прошли из Северного Ледовитого в Тихий океан. До сих пор ещё ведется спор, что понимал Дежнев под «Большим Каменным Носом» и какие острова имел в виду в одной из своих челобитных: «...а тот Нос вышел в море гораздо далеко, а живут на нем люди чухчи добре много. Против того же Носу на островах живут люди, называют их зубатыми [эскимосы], потому что пронимают они сквозь губу по два зуба немалых костяных... А тот Большой Нос мы, Семейка с товарищами, знаем, потому что разбило у того Носу судно служилого человека Ярасима Онкудинова [Герасима Анкудинова] с товарищами. И мы, Семейка с товарищи, тех разбойных [потерпевших крушение] людей имали на свои суды и тех зубатых людей на острову видели ж». Ряд исследователей считали, что под «Большим Каменным Носом» Дежнев понимал именно «свой» мыс, и, следовательно, имел в виду острова Диомида в проливе. Другой точки зрения придерживается Б. П. Полевой: «Большим... Носом» Дежнёв называл весь Чукотский полуостров, а островами «зубатых» людей могут быть Аракамчечен и Ыттыгран, расположенные у 64° 30' с. ш. В пользу последнего служат слова самого Дежнева о многочисленном населении «Носа». В другой челобитной Дежнев повторял и уточнял свои показания об открытом им северо-восточном полуострове: «А с Ковымы [Колымы] реки итти морем на Анадырь-реку, и есть Нос, вышел в море далеко... а против того Носу есть два острова, а на тех островах живут чухчи, а врезываны у них зубы, прорезываны губы, кость рыбий зуб [моржовый клык]. А лежит тот Нос промеж сивер на полуношник [на северо-восток]. А с русскою сторону Носа [на север?] признака вышла: речка, становье тут у чухоч делано, что башня из кости китовой, и Нос поворотит круто к Анадырю-реке под лето [т. е. на юг]. А доброго побегу [парусного ходу] от Носа до Анадыря реки трои сутки, а более нет...»

О том, что случилось с Дежневым после того, как он разлучился с Алексеевым, он сам красочно рассказал в челобитной (1662): «И носило меня, Семейку, по морю после Покрова Богородицы [1 октября] всюду неволею и выбросило на берег в передний конец [т. е. на юг] за Анадырь-реку. А было нас на коче всех двадцать пять человек». Коч Дежнева, вероятнее всего, — судя по продолжительности обратного сухопутного похода — попал на Олюторский полуостров, расположенный в 900 км к юго-западу от Чукотского полуострова. Оттуда потерпевшие крушение двинулись на северо-восток: «А пошли мы все в гору [Корякское нагорье], сами пути себе не знаем, холодны и голодны, наги и босы. А шел я, бедный Семейка, с товарищи до Анадыря-реки ровно десять недель, и пали [попали] на Анадырь-реки вниз, близко моря, и рыбы добыть не могли, лесу нет. И с голоду мы, бедные, врознь разбрелись. И вверх по Анадырю пошло двенадцать человек и ходили двадцать ден, людей и аргишниц [оленьих упряжек], дорог иноземских не видали. И воротились назад и, не дошед, за три днища до стану, обночевались, почали в снегу ямы копать... » Таким образом, Дежнев не только открыл, но и первый пересёк Корякское нагорье и 9 декабря 1648 вышел в низовье Анадыря. Из двенадцати ушедших лишь трое вернулись к Дежневу, судьба остальных не выяснена. Кое-как 15 русских прожили на Анадыре зиму 1648—1649 и построили речные суда. Когда река вскрылась, они на судах поднялись вверх на 500 км вверх по Анадырю до «анаульских людей [анаулы — воинственное племя юкагиров]... и ясак с них взяли». На верхнем Анадыре Дежнев основал ясачное зимовье, позже на среднем течении Анадыря было устроено зимовье, названное Анадырским острогом. Очевидно, он или его казаки, безуспешно разведывая «соболиные места», ознакомились не только с главной рекой, но и с частью её притоков: по возвращении Дежнёв представил чертеж бассейна Анадыря и дал её первое описание. Дежнёв доставил в царскую казну 289 пудов моржовых клыков на сумму 17 340 руб. серебром, а государь за то ему пожаловал за 19-летнюю службу 126 руб. 20 коп. серебром. И, кроме того, царем указано было «за его, Сенькину, службу и на прииск рыбья зуба, за кость и за раны поверстать в атаманы».

В Сибири атаман Дежнев служил ещё на реках Оленёк, Вилюй и Яна. В 1665 Дежнев выехал обратно в Якутск. В 1668 он предотвратил столкновение двух тунгуских племён на реке Оленёк, примирив их друг с другом. В Якутске Дежнев служил до 1670, когда снова был послан с государевой казной в Москву, куда прибыл в 1671, и умер там в начале 1673. Был дважды женат, и оба раза на якутках.

Подводя итог географическим достижениям экспедиции Алексеева-Дежнёва, можно заключить, что: обнаружив пролив между Северным Ледовитым и Тихим океанами, они доказали, что Азиатский и Североамериканский материки не соединяются; они первые плавали в Чукотском море и водах северной части Тихого океана; Дежнев открыл Чукотский полуостров и Анадырский залив; открыл и первый пересёк Корякское нагорье, обследовал реку Анадырь и Анадырскую низменность.

Владимир Богуславский


Россия, 2009, Семен Дежнев

© 2003-2022 Дмитрий Карасюк. Идея, подготовка, составление
Рейтинг ресурсов "УралWeb" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня