Philatelia.Ru
RussianEnglish
Авторский проект Дмитрия Карасюка

Philatelia.Ru / Фрагменты Российской истории / Сюжеты /

Справочник «Сюжеты»

Каподистрия (Καποδίστριας) Иоанн (Иоаннис) Антонович
(1776—1831)

Каподистрия (Καποδίστριας) Иоанн (Иоаннис) Антонович(1776—1831)

Граф Иоанн, или, как его называли на русской службе, Иван Антонович Каподистрия, родился 31 января (11 февраля) 1776 в старинной греческой аристократической семье на острове Корфу. В 1794 он поступил в университет в Падуе, где получали образование дети ионической знати. В Падуе и других городах Италии Каподистрия около четырех лет изучал медицину и одновременно слушал курсы по политическим наукам, праву и философии. Вернувшись на родину, Иоанн некоторое время врачевал, а вскоре целиком отдался политической деятельности. В 1803—1806 годах он занимал важную должность государственного секретаря Республики Семи Соединенных Островов — первого в новой истории самостоятельного греческого государства, созданного на Ионических островах. Как один из руководителей республики Каподистрия сотрудничал с представителем России на островах Г. Д. Мочениго. Деятельность молодого политика была отмечена в Петербурге.

После передачи Ионических островов по Тильзитскому договору 1807 Франции Каподистрия получил приглашение перейти на русскую службу. В первые годы пребывания Каподистрии в России ничто не предвещало ему быстрой карьеры. Он стремился получить такое место на русской дипломатической службе, которое снова приблизило бы его к родине и семье. Каподистрия просил Н. П. Румянцева назначить его или министром-резидентом в Милан, или в Молдавию и Валахию, «для трудов преимущественно по части статистики, торговли и наук». 20 апреля (2 мая) 1809 бывший государственный секретарь Ионической республики был причислен в чине статского советника к коллегии иностранных дел без какой-либо определенной должности. Канцлер Н. П. Румянцев эпизодически поручал Каподистрии составление различных записок, главным образом по вопросам восточной политики России и положения на Балканах и в Средиземноморье. Человек незаурядных способностей и ума, Каподистрия все свободное время использовал для занятий философией, педагогикой, политикой. Петербургский климат, вынужденное бездействие, материальные трудности отразились на здоровье Иоанна Антоновича, и он добился в августе 1811 назначения его сверхштатным секретарем русского посольства в Вене, куда прибыл в начале октября того же года. Благодаря трудолюбию, служебному рвению, знаниям и способностям Каподистрия завоевал расположение и доверие российского посланника в Вене Г. О. Штакельберга.

В начале мая 1812 Каподистрия получил депешу от Румянцева с указанием немедленно отправиться в Бухарест в распоряжение главнокомандующего адмирала П. В. Чичагова. Каподистрия прибыл в Бухарест в начале июня 1812 и возглавил дипломатическую канцелярию адмирала. Участок этот был важным и ответственным. Накануне и в первые месяцы Отечественной войны 1812 канцелярия фактически выполняла функции ближневосточного и балканского отделов МИД России. Вместе со всей армией Каподистрия проделал тысячеверстный путь от Дуная до Березины. Он мужественно переносил лишения и опасности походной жизни, усугублявшиеся суровой зимой. После освобождения от врага территории России Дунайская армия (теперь она называлась 3-й армией) продолжила военные действия в Польше. Здесь во время осады Торуни Каподистрия познакомился с генералом М. Б. Барклаем-де-Толли, в феврале 1813 назначенным командующим армией вместо Чичагова. Вскоре Иоанн Антонович завоевал полное доверие знаменитого полководца. По словам биографа Каподистрии, Барклай-де-Толли «имел особенное к нему уважение».

В конце 1813 армии союзников приблизились к границам Франции. В предстоящих военных операциях для союзных держав важно было обеспечить содействие или хотя бы нейтралитет Швейцарии. Для ведения переговоров с швейцарскими властями Россия и Австрия решили послать своих уполномоченных. Выбор царя пал на Каподистрию, с которым он близко познакомился во время кампании в Германии. Александр I напутствовал его: 2Вы любите республики, я также их люблю. Теперь надобно спасти одну республику...» Получив все необходимые инструкции, в ноябре 1813 Каподистрия под видом путешественника отправился в Швейцарию. Успешно выполнив свое официальное поручение, он попутно выступил в роли посредника во внутриполитической борьбе в Швейцарии. После выполнения своей чрезвычайной миссии Каподистрия еще около полугода провел в Швейцарии в качестве посланника России. Каподистрия, использовав «конституционную дипломатию», помешал Австрии расчленить швейцарские кантоны. В результате в Швейцарии было восстановлено монархическое правление.

В октябре 1814 Каподистрия по указанию царя прибыл в Вену. Формально он не входил в число уполномоченных России на Венском конгрессе. Фактически же все наиболее сложные и ответственные дела поручались именно ему. На протяжении девяти месяцев работы конгресса, имея столь серьезных противников, как Меттерних, Талейран и Каслри, Каподистрия с большим искусством добивался выполнения царской программы послевоенного устройства Европы. Во время Венского конгресса Александр нередко советовался с ним по наиболее сложным политическим вопросам и тактике дипломатических переговоров. 14 сентября 1815 в Париже Александр I, австрийский император Франц I и прусский император Фридрих Вильгельм III подписали так называемый «Акт Священного союза», по которому его участники обязались «во всяком случае и во всяком месте... подавать друг другу пособие, подкрепление и помощь». Доверие и расположение к нему Александра I все более увеличивались. 11 сентября 1815 царь подписал указ о назначении Каподистрии статс-секретарем по иностранным делам. Ему были поручены заключительные мирные переговоры с Францией. От имени России Каподистрия подписал Парижский мирный договор от 20 ноября 1815. «Каподистрия сыграл большую роль в переговорах по заключению 2-го Парижского мира в 1815 г. - именно ему Франция обязана главным образом смягчением первоначальных жестких условий, выдвинутых союзниками», - отмечает американская исследовательница Кеннеди-Гримстед. В переговорах в Париже российские уполномоченные Каподистрия и Разумовский, вопреки позиции Англии, настаивали на необходимости ясно заявить в преамбуле договора, что под восстановлением легитимного порядка, временно низвергнутого Бонапартом, подразумевалась не только «законная королевская власть», но и «конституционная хартия».

Александр I не хотел поднимать греческого вопроса на Венском конгрессе. Однако он быстро согласился на придуманную Каподистрией новую, весьма завуалированную форму помощи грекам. Иоанн Антонович предложил открыть в Вене подписку для «оказания пособия молодым грекам, которые жаждут образования». Античность была в моде. Поэтому мысль о возрождении греческого образования, исходившая от победителя Наполеона, была с энтузиазмом подхвачена. Сам Александр I назначил для этой цели ежегодную сумму в 200 голландских червонцев, русская императрица — 100 червонцев, другие государи, их министры, сановники и вся аристократия рангом ниже последовали их примеру. Эта подписка положила начало греческому обществу «Филомузос Этерия» («Общество любителей муз»).

В январе 1816 Каподистрия вернулся в Петербург. Здесь в доме на Дворцовой площади его уже ждали апартаменты, которые прежде занимал государственный канцлер Н. П. Румянцев. Как пишет А.А. Васильчиков, он сделался «любимым статс-секретарем, доверенным советником и, можно сказать, другом императора. Совершенное его бескорыстие в денежных и служебных отношениях, всегдашняя скромность, воздержанность и большая откровенность, ловко соединенная с чувством повиновения, с каждым днем укрепляли и увеличивали его влияние на Александра Павловича». 9 (21) августа 1816 Каподистрия был назначен управляющим Министерством иностранных дел. Александр I высоко ценил дипломатические способности Каподистрии. Кроме того, в глазах Александра грек, не имевший в России ни семьи, ни собственности и полностью зависевший от его расположения, должен был служить ему со всей преданностью и старанием Управление Министерством иностранных дел И. А. Каподистрия делил с другим статс-секретарем - К. В. Нессельроде. В ведении Каподистрии находились отношения России с восточными странами, включая Османскую империю, в ведении Нессельроде — сношения России со странами Запада. Но практически функции Каподистрии были гораздо шире. Французский поверенный в делах Ламуссе 3 апреля 1816 писал: «Господин Нессельроде обычно связан с дипломатическим корпусом и ведет официальные беседы, но ничего сегодня не делается без господина Каподистрии, у которого тайком получают частную аудиенцию».

Каподистрия был известен не только в дипломатических кругах. Он имел репутацию умного и просвещенного человека, покровителя наук и искусств, был широко известен среди литераторов, являлся почетным членом известного литературного кружка «Арзамас», в который входили Александр Пушкин и Василий Жуковский, в 1818 был избран членом Петербургской Академии наук, удостоился весьма лестных оценок со стороны Жуковского и Николая Карамзина. Последний называл Каподистрию «умнейшим человеком нынешнего двора».

Сразу же после опубликования в 1816 «Акта Священного союза» российское правительство развернуло кампанию по разъяснению его идей и целей и вовлечению в него новых членов. Конституционные увлечения Александра I и Каподистрии нашли свое воплощение в конституции Царства Польского (1815), которая, несмотря на известную ограниченность, обеспечивала более благоприятные условия для развития Польши, чем те, что были в самой Российской империи. Каподистрия участвовал в составлении текста речи, произнесенной Александром I в Варшаве 15 марта 1818, в которой было обещано распространить конституционные порядки «на все страны Провидением попечению моему вверенные... когда начала столь важного дела достигнут надлежащей зрелости».

В восточных делах Каподистрия был сторонником активных действий. Он подготовил план русской политики в отношении Турции. Статс-секретарь считал, что Сербия, Валахия и Молдавия должны были превратиться в почти полностью не зависимые от Турции государства, объединенные в политический союз и находящиеся под совместным покровительством всех великих держав. Впоследствии должно быть создано также греческое государство. Однако Александр I отверг план Каподистрии. Осуществить его мирным путем было невозможно, а русско-турецкая война могла привести к ослаблению Священного союза и содействовать росту революционного движения в Европе. Возражения Каподистрии, пытавшегося доказать возможность сочетать защиту вооруженной рукой «великих интересов России на Востоке» с сохранением и укреплением «европейского союза», были оставлены без внимания. Поэтому в инструкциях послу в Турции предписывалось «тщательно устранять всякую возможность или повод к войне, даже если бы она основывалась на самых неоспоримых правах». Таким образом, надежды Каподистрии на кардинальные перемены в положении балканских народов не оправдались.

11 октября 1820 открылся конгресс пяти союзных держав в Троппау, где предстояло обсудить вопрос о неаполитанской революции. Основная борьба на конгрессе развернулась между Каподистрией и Меттернихом. Каподистрия полагал, что Австрию не следует допускать к решению политических вопросов на Апеннинском полуострове без участия России, Пруссии, Франции и Великобритании. В его записке от 21 октября 1820 «законность» вмешательства, вплоть до применения насильственных средств, признавалась лишь при условии согласия всех пяти союзных держав. Предложения Каподистрии, особенно о форме правления в Неаполе, отвечавшие национальным интересам этой страны и сохранению там конституционного строя, вызвали резкое недовольство австрийских представителей. Позиция Каподистрии не встретила поддержки со стороны царя. Рост революционного движения в Европе, волнения в России развили у Александра I болезненную подозрительность. Он видел во всех этих событиях «руку» некоего «парижского центрального комитета», который якобы направлял деятельность революционеров разных стран. Подписанный участниками конгресса протокол санкционировал военную оккупацию Австрией Неаполитанского королевства. В начале января 1821 переговоры из Троппау были перенесены в Лайбах. Позиция российского кабинета в Лайбахе складывалась под воздействием, с одной стороны, линии Каподистрии на мирное урегулирование неаполитанских дел, а с другой — стремления Александра I к более тесному сближению с Австрией и постепенного усиления влияния Нессельроде при дворе. В записке царю от 2 января 1821 Каподистрия продолжал настаивать на необходимости отмежеваться от политики, проводимой Австрией, так как ее правительство, прикрываясь авторитетом и именем союзников, в действительности преследовало в Италии корыстные и эгоистические цели. Начатая по решению конгресса австрийская интервенция в Неаполе, а затем в Пьемонте, в результате которой там были восстановлены абсолютистские режимы, стала новым ударом по позициям Каподистрии в царском правительстве.

В марте 1821 в Греции началось восстание под предводительством Александра Ипсиланти. 19 марта в Лайбахе Александр I получил от Ипсиланти письмо с призывом прогнать турок из Европы и обрести титул освободителя Греции. В глазах Александра I Каподистрия был не только «поверенным в делах» греков, но и его министром «по греческим делам», несшим персональную ответственность «за поддержание спокойствия» среди христианских подданных султана, и в частности греков. Через два дня Каподистрия дал официальный ответ на письмо Ипсиланти, в котором выступление греков решительно осуждалось. Ответ, безусловно, выражал позицию царя. Свою задачу Каподистрия видел в том, чтобы сделать русскую политику более благоприятной для Греции и помешать вмешательству в ее дела Англии и Австрии на стороне Порты.

Отказ Александра I от решительных действий в восточном вопросе явился политическим поражением для Каподистрии. После августа 1821 его служебный статус непрерывно понижался. Отношения между царем и министром становятся натянутыми. Однако несмотря на охлаждение личных отношений и определенное недоверие к Каподистрии, Александр I отдавал должное уму и дипломатическому таланту министра. Царь готов был по-прежнему пользоваться его услугами при условии, разумеется, что Каподистрия будет послушным исполнителем его «предначертаний». Сам же Каподистрия, видимо, не переставал надеяться на то, что развитие событий в конце концов заставит Александра I согласиться на «понудительные меры» против Порты. Весной 1822, несмотря на решительные возражения Каподистрии, Александр I принял предложение Меттерниха о проведении в Вене конференции держав по восточному вопросу. Каподистрия считал, что дальнейшее согласование дипломатических шагов России с австрийской политикой будет иметь неблагоприятные последствия для Греции. Каподистрия решил отстраниться от этих дипломатических мероприятий и не принимать участия в их подготовке и обсуждении на служебных докладах. Через некоторое время царь во время частной аудиенции, данной Каподистрии, предложил ему отправиться снова «для поправления здоровья» на воды, оставшись формально при своей должности. Это решение о фактической отставке Каподистрии было принято в мае 1822. Здоровье Каподистрии в это время действительно ухудшилось.

На всех ступенях своей необычной карьеры в России Каподистрия оставался патриотом Греции. Его глубоко волновали и интересовали внутренние силы и возможности восставшей Греции. Каподистрия пользовался большим авторитетом у себя на родине. В январе 1820 они направили к нему в Петербург Эммануила Ксантоса, который передал Иоанну Антоновичу просьбу возглавить Гетерию. Каподистрия отказался, ибо считал, что будет полезнее для общего дела на посту статс-секретаря. Получив бессрочный отпуск, Каподистрия жил в Женеве с 1822 до начала 1827. Женевский период его жизни очень мало изучен, но, вероятно, этот греческий патриот, тесно связанный с русским обществом и русской внешней политикой, не сидел без дела. Не случайно Женевский филэллинистический комитет все время оказывал грекам совместно с французским комитетом эффективную помощь деньгами, оружием, боеприпасами и продовольствием.

1 апреля 1827 в Трезене (Тризине) в момент тяжелого кризиса греческой революции открылся общий Национальный конгресс. Каподистрия был избран на 7 лет правителем Греции. Это слово было переведено в рескрипте императора Николая I Гейдену словом «председатель греческого правительства»; несмотря на неточность перевода, в отношении Каподистрия в русской литературе использовался титул «президент».

Новый президент, прибывший в Грецию в январе 1828, развил бурную деятельность. До этого он ездил по Европе в надежде получить новые займы для пополнения опустошенной греческой казны. В своем обращении к греческому народу Каподистрия обещал установить справедливое правление, способное «защитить народ от ужасов анархии и доставить ему возможность постепенно совершить дело национального и политического возрождения». В апреле 1828 началась Русско-турецкая война, которая стала главным внешним фактором успешного завершения борьбы Греции за национальное освобождение.

Ко времени объявления Лондонской конференцией 1830 независимости Греции там уже была создана регулярная армия, учрежден Национальный банк, принят ряд мер для подъема земледелия и торговли, началась раздача крестьянам части государственных земель, конфискованных у турок, преобразованы судебная и образовательная системы. Таким образом, актом Лондонской конференции Европа признавала независимость Греции, фактически уже существовавшую в течение по меньшей мере двух лет.

В числе врагов Каподистрия, недовольных его политикой, была семья Петробея (Мавромихали), посаженного им в тюрьму. Сын и брат Петробея, Георгий и Константин Мавромихали, жившие в Нафплионе под надзором полиции, напали на Каподистрия 9 октября 1831 и убили его. Константин Мавромихали был на месте забит народом, а Георгий успел укрыться в доме французской миссии, но был выдан и казнён.


Греция, 1930, Иоанн Каподистрия

Греция, 1971, Подпись и печать Каподистрии

Греция, 2008, Иоанн Каподистрия

© 2003-2018 Дмитрий Карасюк. Идея, подготовка, составление
Рейтинг ресурсов "УралWeb" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня